О форекс-кухнях. Итоги.

Здравствуйте, дамы и господа!

На прошедшей неделе довольно острая дискуссия разгорелась относительно моего взгляда на работу форекс-дилеров, изложенные в статье "О форекс-кухнях". Напомню, я обосновал мнение, что причиной потерь средств клиентами форекс-дилеров в подавляющем большинстве случаев является их трейдерская некомпетентность, а не злонамеренные действия дилера.
Я внимательно ознакомился с позицией противной стороны и вынужден констатировать, что серьезных аргументов против высказано не было.
В основном были одни эмоции и слюни, вероятно, как раз из уст «потерпевших», как они полагают, от действий «кухонь».

Во-первых, никто не вспомнил, что многие брокеры и банки, честность которых под сомнение не ставится, одновременно являются и форекс-кухнями, причем, некоторые из них, например Финам, лицензированы в этом качестве ЦБ РФ. По условиям лицензии они осуществляют сделки с внешним контрагентом на рынке Forex в объеме совокупной клиентской позиции, то есть являются «кухнями», и ничего предосудительного в этом ЦБ РФ не видит.

Во-вторых, мои оппоненты не видят принципиальной разницы между крупными и мелкими форекс-дилерами, а она есть и существенным образом влияет на характер их работы. Здесь, вероятно, имеет место диалектический переход количества в качество. Дело в том, что если число клиентов дилера достаточно велико, то (и только в этом случае) начинает действовать Закон больших чисел: «совокупное влияние на результат достаточно большого числа случайных факторов перестает быть случайным». 
Существенная разница между клиентами дилеров и брокеров в том, что дилер работает в интересах спекулянтов, то есть той части участников рынка, которым не нужна физическая поставка финансового инструмента – они зарабатывают на ценовых разницах, покупают, чтобы продать, и продают, чтобы купить. В регламентах торговых операций дилеров обязательно указывается невозможность физической поставки приобретенного финансового инструмента, поэтому используемый ими термин «сделка», при таком положении вещей, на самом деле означает связанную пару сделок: «buy» это покупка, завершаемая продажей, а «sell» — продажа, завершаемая покупкой. Используются также термины «открытие» и «закрытие» сделки.
Такая организация торговых операций имеет несколько положительных следствий для клиента: во-первых, забирая в свою пользу спред (чего не может сделать брокер, так как он не является стороной в сделке), дилер может не взимать никаких других комиссий и сборов, во-вторых, кредитное плечо, предоставляемое дилером клиентам, может быть бесплатным и каким угодно большим, в-третьих, так как покупка обязательно завершается продажей, а продажа – покупкой, то дилеру нет никакой разницы, в каком порядке они следуют, поэтому покупка с целью продать в будущем дороже («лонг»), и сделка, направленная на получение прибыли от снижения стоимости финансового инструмента («короткая» продажа, «шорт»), технически ничем не отличаются и совершаются одинаково просто (в отличие от работы через брокера, у которого для совершения «короткой» продажи финансового инструмента клиент должен взять его взаймы за плату). 
Таким образом, постулат, сформулированный Дядей Федором, «чтобы продать что-нибудь ненужное, надо сначала купить что-нибудь ненужное», не всегда справедлив.
Все это приводит к тому, что клиенты дилеров значительно чаще совершают операции по купле-продаже финансовых инструментов и их решения продавать или покупать инструмент равновероятны. При достаточно большой численности клиентов их совокупная позиция, в соответствии с Законом больших чисел, мало отличается от нуля, поэтому манипулирование ценами крупным дилером бессмысленно — у него нет позиции против клиентов или ее объем несущественен. Наверное, поэтому никто так и не привел доказательств (со скринами, текстом претензии и ответа на нее дилера) существования «нерыночных» котировок у дилеров.
Имеет смысл манипулировать только спредом, разницей между ценами Bid и Ask, чтобы вызвать срабатывание стоп-приказов на ограничение убытка (и запретить фиксирование прибыли) независимо от направления открытой позиции. Поэтому дилеры, работающие честно и дорожащие своей репутацией, позволяют использовать счета с фиксированным спредом или индивидуальные настройки исполнения ордеров, например, в Альпари возможна активация стоп-ордера по противоположной цене — Stop Loss активируется, когда цена Ask для ордеров Buy или Bid для ордеров Sell пересечет уровень Stop Loss, что делает невозможным «срыв стопов» дилером. 

Поставьте себя на место дилера и решите, что вам лучше — накопить позицию против клиентов, приняв на себя рыночный риск убытка, или предоставить все рыночные риски клиентам, позволив им открывать позиции друг против друга и спокойно зарабатывая на спреде, зная, что «слив» подавляющего числа счетов неизбежен из-за отрицательного математического ожидания прибыли (почему отрицательной — смотрите здесь).
Мне кажется, что ответ очевиден.

В третьих, рассуждая о высоких рисках работы через дилера, забывают о риске девальвации рубля и рублевой инфляции. Рыночный риск владения рублевыми активами мне кажется запредельно высоким — примеров «катания на шкурах инвесторов» Минфина и ЦБ в прошлом масса.

В четвертых, рассуждая о негативном влиянии начисляемых свопов на математическое ожидание прибыли, забывают вспомнить о плате брокеру за удержание открытой «короткой» позиции. Едва ли свопы больше стоимости этого кредита.

В пятых, даже обсуждая недавние и происходящие регулярно «обрывы коннекта» у брокеров и высказывая предположения о намеренности таких «обрывов», никто не вспомнил, что у серьезных дилеров такого не бывает никогда. Самый популярный торговый терминал у дилеров — МТ4, и его серверная, и клиентская части за несколько десятков лет использования доведены и «вылизаны», технических сбоев в работе софта не бывает, а если возникают проблемы с «железом», то у Альпари есть возможность переключиться на другой торговый сервер — их всегда работает 3-5 на каждом типе счета.

В шестых, из-за отсутствия территориальной локализации ранка ForEx, поток котировок форекс-инструментов может быть непрерывным, поэтому у их клиентов всегда есть возможность отреагировать на изменения рыночной конъюнктуры — закрыть позицию, добавить к позиции или открыть противоположную. Представьте, что «мамба» закрыта на майские праздники, а Трамп начал очередную войну. Каково будет вам знать, что позу надо немедленно закрывать, но не иметь возможности это сделать? Тоже в случае «стоп-торгов», объявленных отечественным регулятором.
Этот риск лично мне совершенно не нужен.

Принимая во внимание вышеизложенное, я по-прежнему считаю работу на финрынках через «форекс-кухню» менее рискованным занятием, чем через брокера.

Профита всем!

Если статья вам понравилась, вместо кнопки «Хорошо» жмите сюда,

                                                                        А если нет, то сюда.
(В прошлый раз мнения разделились поровну)